Тест «Несуществующее животное»

размещено в: Практическая психология | 0

тест несуществующее животноеМетодика предложена M. 3. Дзукаревич. По своему характеру тест «Несуществующее животное» относится к числу проективных. Для статисти­ческой проверки или стандартизации результат анализа может быть представлен в описательных формах. По составу данный тест — ориентировочный, как единственный метод исследования обычно не используется и требует объединения с другими методами в качестве батарейного инструмента исследования.

Из имеющейся литературы видно, что процедура обследова­ния не стандартизована (используются разных размеров листы бумаги для рисования, в одних случаях рисунок выполняется цветными карандашами, в других — одним цветом и т. д.). Об­щепринятой системы оценки рисунка не существует.

Инструкция: «Придумайте и нарисуйте несуществующее жи­вотное и назовите его несуществующим названием».

 

ПОКАЗАТЕЛИ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ

Положение рисунка на листе. В норме рисунок расположен по средней линии вертикально поставленного листа. Лист бума­ги лучше всего взять белый или слегка кремовый, неглянцевый. Пользоваться карандашом средней мягкости; ручкой и флома­стером рисовать нельзя.

Положение рисунка ближе к верхнему краю листа (чем бли­же, тем более выражено) трактуется как высокая самооценка, недовольство своим положением в социуме, недостаточностью признания со стороны окружающих, как претензия на продви­жение и признание, тенденция к самоутверждению.

Положение рисунка в нижней части — обратная тенденция: неуверенность в себе, низкая самооценка, подавленность, нере­шительность, незаинтересованность в своем положении в соци­уме, в признании, отсутствие тенденции к самоутверждению.

Центральная часть фигуры (голова или замещающая ее де­таль). Голова повернута вправо — устойчивая тенденция к де­ятельности, действенности: почти все, что обдумывается, пла­нируется — осуществляется или, по крайней мере, начинает осуществляться (если даже и не доводится до конца.) Испытуе­мый активно переходит к реализации своих тенденций.

Голова повернута влево — тенденция к рефлексии, к раз­мышлениям. Это не человек действия: лишь незначительная часть замыслов реализуется или хотя бы начинает реализовываться. Нередко также боязнь перед активным действием и не­решительность. (Вариант: отсутствие тенденции к действию или боязнь активности — следует решить дополнительно).

Положение анфас, т. е. голова направлена на рисующего (на себя), трактуется как эгоцентризм.

На голове расположены детали, соответствующие органам чувств, — уши, рот, глаза. Значение детали «уши» — прямое» заинтересованность в информации, значимость мнения окру­жающих о себе. Дополнительно по другим показателям и их сочетанию определяется, предпринимает ли испытуемый что-либо для завоевания положительной оценки или только проду­цирует на оценки окружающих соответствующие эмоциональ­ные реакции (радость, гордость, обида, огорчение), не изменяя своего поведения. Приоткрытый рот в сочетании с языком при отсутствии прорисовки губ трактуется как большая речевая ак­тивность (болтливость), в сочетании с прорисовкой губ — как чувственность; иногда и то и другое вместе. Открытый рот без прорисовки языка и губ, особенно зачерченный, трактуется как легкость возникновения опасений и страхов, недоверия Рот с зубами — вербальная агрессия, в большинстве случаев — за­щитная (огрызается, задирается, грубит в ответ на обращение к нему отрицательного свойства, осуждение, порицание). Для детей и подростков характерен рисунок зачерченного рта окру глой формы (боязливость, тревожность).

Особое значение придают глазам. Это символ присущего че­ловеку переживания страха: подчеркивается резкой прорисов­кой радужки. Обратить внимание на наличие или отсутствие ресниц. Ресницы — истероидно-демонстративные манеры по­ведения; для мужчин: женственные черты характера с прорисов­кой зрачка и радужки совпадают редко. Ресницы — также заин­тересованность в восхищении окружающих внешней красотой и манерой одеваться, придание этому большого значения.

Увеличенный (в соответствии с фигурой в целом) размер го­ловы говорит о том, что испытуемый ценит рациональное нача­ло (возможно, и эрудицию) в себе и окружающих.

На голове также бывают расположены дополнительные де­тали, например рога — защита, агрессия. Определить по соче­танию с другими признаками — когтями, щетиной, иглами — характер этой агрессии: спонтанная или защитно-ответная. Перья — тенденция к самоукрашению и самооправданию, к демонстративности. Грива, шерсть, подобие прически — чув­ственность, подчеркивание своего пола и иногда ориентировка на свою сексуальную роль.

Несущая, опорная часть фигуры (ноги, лапы, иногда — поста­мент). Рассматривается основательность этой части по отноше­нию к размерам всей фигуры и по форме:

а) основательность, обдуманность, рациональность принятия решения, пути к выводам, формирования суждения, опора на существенные положения и значимую информацию;

б) поверхностность суждений, легкомыслие в выводах и неосновательность суждений, иногда импульсивность принятия решения (особенно при отсутствии или почти отсутствии ног).

Обратить внимание на характер соединения ног с корпусом: соединение точно, тщательно или небрежно, слабо соедине­ны или не соединены вовсе — это характер контроля за своими рассуждениями, выводами, решениями. Однотипность и од­нонаправленность формы ног, лап, любых элементов опорной части — конформность суждений и установок в принятии ре­шений, их стандартность, банальность. Разнообразие в форме и положении этих деталей — своеобразие установок и суждений, самостоятельность и небанальность; иногда даже творческое начало (соответственно необычности формы) или инакомыс­лие (ближе к патологии).

Части, поднимающиеся над уровнем фигуры. Могут быть функ­циональными или украшающими: крылья, дополнительные ноги, щупальца, детали панциря, перья, бантики вроде зави­тушек — кудрей; цветково-функциональные детали — энергия охвата разных областей человеческой деятельности, уверен­ность в себе, «самораспространение» с неделикатным и нераз­борчивым притеснением окружающих, либо любознательность, желание соучаствовать как можно в большем числе дел окружа­ющих, завоевание себе места под солнцем, увлеченность своей деятельностью, смелость предприятий (соответственно значе­нию детали-символа — крылья или щупальца и т. д.). Украшаю­щие детали — демонстративность, склонность обращать на себя внимание окружающих, манерность (например, лошадь или ее несуществующее подобие в султане из павлиньих перьев).

Хвосты. Выражают отношение к собственным действиям, решениям, выводам, к своей вербальной продукции — судя по тому, повернуты ли эти хвосты вправо (на листе) или влево. По­вернуты вправо — отношение к своим действиям и поведению. Влево — отношение к своим мыслям, решениям; к упущенным возможностям, собственной нерешительности. Положитель­ная или отрицательная окраска этого отношения выражена на­правлением хвостов вверх (уверенно, положительно, бодро) или падающим движением вниз (недовольство собой, сомнение в собственной правоте, сожаление о сделанном, сказанном, рас­каяние и т. п.). Обратить внимание на хвосты, состоящие из не­скольких, иногда повторяющихся звеньев, на особенно пыш­ные хвосты, особенно длинные и иногда разветвленные.

Контуры фигуры. Анализируются по наличию или отсут­ствию выступов (типа щитов, панцирей, игл), прорисовки и затемнения линии контура. Это защита от окружающих, агрес­сивная — если она выполнена в острых углах; со страхом и тре­вогой — если имеет место затемнение, «запачкивание» контур­ной линии; с опасением, подозрительностью — если поставлены щиты, «заслоны», линия удвоена. Направленность такой защи­ты — соответственно пространственному расположению: верх­ний контур фигуры — против вышестоящих, против лиц, имею­щих возможность наложить запрет, ограничение, осуществить принуждение, т. е. против старших по возрасту, родителей, учителей, начальников, руководителей; нижний контур — защита против насмешек, непризнания, отсутствие авторитета у ниже­стоящих подчиненных, младших, боязнь осуждения; боковые контуры — недифференцированная опасливость и готовность к самозащите любого порядка и в разных ситуациях; то же са­мое — элементы «защиты», расположенные не по контуру, а внутри контура, на самом корпусе животного. Справа — боль­ше в процессе деятельности (реальной), слева — больше защита своих мнений, убеждений, вкусов.

Общая энергия. Оценивается количество изображенных де­талей — только ли необходимое количество, чтобы дать пред­ставление о придуманном несуществующем животном (тело, голова, конечности или тело, хвост, крылья и т. п.): с запол­ненным контуром, без штриховки и дополнительных линий и частей, просто примитивный контур, — или имеет место ще­дрое изображение не только необходимых, но и усложняющих конструкцию дополнительных деталей. Соответственно, чем больше составных частей и элементов (помимо самых необ­ходимых), тем выше энергия. В обратном случае — экономия энергии, астеничность организма, хроническое соматическое заболевание (то же самое подтверждается характером линии — слабая паутинообразная линия, «возит» карандашом по бумаге, не нажимая на него). Обратный же характер линий — линия с нажимом — не является полярным: это не энергия, а тревож­ность. Следует обратить внимание на резко продавленные ли­нии, видимые даже на обратной стороне листа (судорожный, высокий тонус мышц рисующей руки) — резкая тревожность. Обратить внимание также на то, какая деталь, какой символ вы­полнены таким образом (т. е. к чему привязана тревога).

Оценка характера линии (дубляж линии, небрежность, неак­куратность соединений, «островки» из находящих друг на друга линий, зачернение частей рисунка, «запачкивание», отклоне­ние от вертикальной оси, стереотипности линий и т.д.). Оцен­ка осуществляется так же, как и при анализе пиктограммы. То же — фрагментарность линий и форм, незаконченность, обо-рванность рисунка.

Тематически животные делятся на угрожаемых, угрожаю­щих, нейтральных (подобия льва, бегемота, волка или птицы, улитки, муравья, либо белки, собаки, кошки). Это отношение к собственной персоне и к своему «Я», представление о своем положении в мире, как бы идентификация себя по значимости (с зайцем, букашкой, слоном, собакой и т. д.). В данном случае рисуемое животное — представитель самого рисующего.

Уподобление рисуемого животного человеку, начиная с по­становки животного в положение прямохождения на две лапы, вместо четырех или более, и заканчивая одеванием животного в человеческую одежду (штаны, юбки, банты, пояса, платье), включая по.’ожесть морды на лицо, ног и лап на руки, — сви­детельствует об инфантильности, эмоциональной незрелости, соответственно степени выраженности «очеловечивания» жи­вотного. Механизм сходен (и параллелен) аллегорическому зна­чению животных и их характеров в сказках, притчах и т. п.

Степень агрессивности выражена количеством, расположе­нием и характером углов в рисунке, независимо от их связи с той или иной деталью изображения. Особенно весомы в этом отношении прямые символы агрессии — когти, зубы, клювы. Следует обратить внимание также на акцентировку сексуаль­ных признаков — вымени, сосков, груди при человекоподоб­ной фигуре и др. Это отношение к полу, вплоть до фиксации на проблеме секса.

Фигура круга (особенно — ничем не заполненного) симво­лизируем выражает тенденцию к скрытности, замкнутость, за­крытость своего внутреннего мира, нежелание давать сведения о себе окружающим, наконец, нежелание подвергаться тести­рованию. Такие рисунки обычно дают очень ограниченное ко­личество данных для анализа.

Обратить внимание на случаи «вмонтирования» механиче­ских частей в тело животного — постановка животного на по­стамент, тракторные или танковые гусеницы, треножник; при­крепление к голове пропеллера, винта; вмонтирование в глаз электролампы, в тело и конечности — рукояток, клавиш и ан­тенн. Это наблюдается чаще у больных шизофренией и глубо­ких шизоидов.

Творческие возможности выражены обычно количеством сочетающихся в фигуре элементов: банальность, отсутствие творческого начала принимают форму «готового», существую­щего животного (люди, лошади, собаки, свиньи, рыбы), к кото­рому лишь приделывается «готовая» существующая деталь, что­бы нарисованное животное стало несуществующим — кошка с крыльями, рыба с перьями, собака с ластами и т. п. Оригиналь­ность выражается в форме построения фигуры из элементов, а не целых заготовок.

Название может выражать рациональное соединение смыс­ловых частей (летающий заяц, «бегекот», «мухожер» и т. п.). Другой вариант — словообразование с книжно-научным, ино­гда латинским суффиксом или окончанием («ратолетиус» и т. п.). Первое — рациональность, конкретная установка при ориентировке и адаптации; второе — демонстративность, на­правленная главным образом на демонстрацию собственного разума, эрудиции, знаний. Встречаются названия поверхност­но-звуковые, без всякого осмысления («лялие», «лиошана», «гратекер» и т. п.), знаменующие легкомысленное отношение к окружающим, неумение учитывать сигнал опасности, наличие аффективных критериев в основе мышления, перевес эстетиче­ских элементов в суждениях над рациональными. Наблюдают­ся также иронически-юмористические названия («риночурка», «пузыренд» и т. п.) — при соответственно иронически-снисхо­дительном отношении к окружающим. Инфантильные назва­ния имеют обычно повторяющиеся элементы («тру-тру», «лю-лю», «кус-кус» и т. п.). Склонность к фантазированию (чаще защитного порядка) выражена обычно удлиненными названия­ми («аберосинотиклирон», «гулобарниклетамиешиния» и т. п.).

Показана удовлетворительная конвергентная валидность методики путем установления связи между результатами, по­лученными с ее помощью, и данными других личностных ме­тодик на материале обследования пациентов психиатрической клиники и лиц, проходящих профотбор в штат МВД (П. В. Янь-шин, 1988, 1990). Валидность также подтверждена при диффе­ренциации больных неврозами и здоровых (Т. И. Краско, 1995). Тест «Несуществующее животное» — одна из наиболее популярных рисуночных методик и широко используется психологами при обследовании де­тей и взрослых, больных и здоровых, чаще всего в качестве ори­ентирующей методики, т. е. такой, данные которой позволяют выдвинуть некоторые гипотезы об особенностях личности.

Литература:    Практическая психология. Проективные методи­ки. / В. Б. Шапарь, О. В. Шапарь. — Ростов н/Д: Фе­никс, 2006. — 480 с. (Психологический факультет).

Оставить комментарий